• Русская версия
  • Українська версія
  • Connect with us

    Блоги

    6 февраля: символ недо-государственной недо-независимости

    Дмитрий Карпека

    Опубликовано

    Просмотров: 203

    Старики наподобие меня помнят, что был некогда в Индонезии человек по имени Сукарно – лидер национально-освободительного движения против голландцев и президент с 1945 по 1965 (был постепенно оттеснен от власти после путча 1965 года генералом Сухарто). Примечателен был абсолютной оторванностью от реальности, жизнью в воображаемом мире, пафосностью и любовью к коллекционированию предметов старины. В общем,  такой вот индонезийский Ющенко. Да, кстати и АТО проводил, причём дважды – в Новой Гвинее и Восточном Тиморе, и оба раза безрезультатно. Жителям страны он запомнился тем, что еще с 30-х годов ввел среди сторонников своей то ли партии, то ли секты «Национального единства» празднование 6 февраля как «Дня независимости» – дата учреждения в 1927 году в Бандунге Национальной партии Индонезии, которая была настолько национальной, что служила японцам во время войны не просто охотно, а с фанатичным подобострастием, удивлявшим даже императорский дом Японии (ну точь в точь наша сегодняшняя псевдоэлитка с ее обожествлением Запада и молитвами в сторону посольства США, словно мусульманин к Мекке). Это уже потом независимость «перенесли» на 17 августа 1945 года в честь освобождения из под гнета той же вчера еще обожаемой Японии. Недоумевали бояре.

    – Царь-батюшка, говорят, так от кого же мы независимы, коли до сих пор являемся колонией Голландии, а с 1942 по 1945 – Японии?

    – Как это от кого? – воспылал праведным гневом Сукарно – А от Испании же!

    – Так все равно же колония, не один ли хрен чья, испанцев или голландцев?!

    – Вы не понимаете, это – другое – процитировал отец нации украинско-белорусских майданопрыгов начала 21 века. – Испания – это реакционый мордор, там злой король, а ныне – вообще страшный диктатор Франко. А голландцы несут нам свет цивилизации, гуманизма, европейских ценностей и просто помогают нам встать на ноги.

    – Так они точно также захватывают наши ресурсы, загоняют в долговую яму, эксплуатируют народ в полурабском состоянии! Мы точно так же и пукнуть не можем без внешнего одобрения, но теперь не из Мадрида, а из Амстердама. В чем же независимость?!

    – Ты – зраднык и агент Франко. Расстрелять!

    Это я о чем? Да о том, что с тем же успехом, с которым мы ныне празднуем День Независимости от СССР мы могли бы в составе Союза каждого 24 числа каждого месяца тоже праздновать день независимости от США, Великобритании, Германии и т.п. Да хоть от империи Чингисхана, блин. Ну а че? Независимости по существу у нас нет, а есть только смена хозяина в глобальном приближении и смена задниц над золотым унитазом в локальном приближении.

    Но тем не менее. Я люблю свою страну, со всеми недостатками и глупостями, в ней творимыми. И если для народа это действительно стало праздником – что ж, тогда их всегда искренне поздравляю. Честно, без иронии, хотя и не понимаю, с чем. А страну все равно люблю, какой бы она не была, и стараюсь делать ей на благо свое маленькое дело. Реальное, полезное, вместо крика и бегания с флагом. Ее надо вытаскивать из пропасти, к чему надлежит подключиться всем, даже радикальным идеологическим оппонентам. Сначала спасти, а потом уже разбираться, что и как, кто прав, кто нет. Ибо если у тебя в стране задница, то это еще не повод становиться в ней дерьмом. Ipsum!

     

     

    ▼▼▼▼
    Мы в социальных сетях:
    Facebook: https://www.facebook.com/tvkrt/
    Twitter: https://twitter.com/tvkrt
    Telegram: https://t.me/tvkrt
    Instagram: https://www.instagram.com/tvkrt/

    Читать дальше
    Комментировать

    Блоги

    Из-за чего Декарт плакал на плече у Гегеля: Заметки о «женской логике»

    Дмитрий Карпека

    Опубликовано

    Просмотров: 144

    Что мы все о политике, да о политике! В преддверии 8 марта не грех  потроллить и их… ну, их… прекрасную половину человечества, наших подруг жизни, тёплых и родных, забавных и иногда вредничающих, но от того не менее обожаемых, без которых – со всеми их чудачествами и тараканами – нам жить не хочется, да и незачем. Милые дамы, воспримите это как добрую шутку и не опускайтесь до… нижеописанных приёмов. Любим мы вас, любим. Иногда – даже слишком, иногда – даже не «за что-то», а вопреки. И простите меня, шовинистического козла, если «в чём-то кое-где у нас порой» узнаете себя.

     

    Итак, как всем (ха-ха) известно, логика – это наука о правильных механизмах мышления, то есть о том, как из одних утверждений можно выводить другие. В классической формальной логике сущестуют четыре основных принципа:

    – принцип тождества: в процессе рассуждения понятия и суждения должны употребляться в одном и том же смысле;

    – принцип непротиворечия: два противоречащих суждения не могут быть одновременно истинными, по крайней мере одно из них ложно;

    – принцип достаточного основания (принцип аргументации): каждое осмысленное выражение (понятие, суждение) может считаться достоверным только в том случае, если оно было доказано, то есть были приведены достаточные основания (аргументы), в силу которых его можно считать истинным;

    – закон исключённого третьего: любое высказывание или истинно, или ложно, третьего не дано.

     

    Тот психологический феномен, который мы знаем под хлестким названием «женская логика», возникает тогда, когда один (или чего греха таить – нередко и все четыре) из вышеперечисленных принципов игнорируется или нарушается. Рассуждения происходят по принципу полёта оперативно-тактической ракеты: «Если ты заведомо знаешь пункт назначения, и точно уверен(а), что ты туда обязательно попадёшь, то траектория имеет второстепенное значение». Иными словами, дама примерно знает, что должно получиться в ответе решаемой задачи, и потому она пытается игнорировать общепринятый ход рассуждений и корректность логики вообще.

     

    По факту, сбитый с толку сферический мужик в вакууме в майке-алкоголичке и спортивных штанах синего цвета, растянутых на коленях, во время горячих дискуссий на кухне констатирует факт проявления женской логики в случае внезапной перемены предмета обсуждения или добавления к нему несущественной (с точки зрения мужской логики) эмоциональной составляющей, что кардинально меняет вопрос (с точки зрения женской логики). В мужском изложении обычно подразумевает использование приёмов софистики, для обоснования своей правоты, и / или низложения оппонента до уровня плинтуса.

     

    Ярче всего «женская логика» проявляется именно в споре, поскольку спор сам по себе предполагает обязательную причинно-следственную аргументацию, а не снятие выводов «с потолка». Прибегнув к обобщению и усреднению, можно констатировать, что женские уловки в дискуссиях сводятся к следующим (проявляются у разных дам в неодинаковой степени, однако в той или иной мере присущи практически всем):

     

    • Истинность желательного: поскольку в женском сознании силлогизмы подразделяются не на две категории (истинный – ложный), а на три (истинный – ложный – (не)нравящийся), истиной будет признано не то, что наиболее вероятно, а то, что кажется самым правильным или же нравится больше всего (то, что не нравится – хоть самое очевидное, хоть факт вонючести скунса – не признается ни в какую: он же не виноват, что вонюч, а значит говорить так нелья, и вообще это неправильно…). Можно сколько угодно приводить аргументы в пользу того, что небо синее, рассказывать про рэлеевское рассеяние и тэ пэ, но ежели она вдолбила себе в голову, что зелёное небо более морально, правильно и вообще больше ей нравится, небо в её глазах будет зелёным. Хоть ты тресни.

     

    • «Женщина всегда права»: это так по умолчанию. В лучшем случае она не будет слушать ваших аргументов, в худшем просто объявит, что «с вами невозможно общаться» и уйдет от разговора. Или просто уйдет. И это не преувеличение, так как многие леди даже прямо говорят об этом ещё в самом начале спора. Соответственно, если женщина сама начинает понимать, что она не может переспорить оппонента, то это начинает вызывать острейший когнитивный диссонанс и панику плана «я не смогу победить и все будут ошибочно думать, что я не права» или «не могу же я быть не права, почему я не могу его переспорить?!», из-за чего многие споры женщина-мужчина быстро становятся принципиальными, ибо воспринимаются вашей оппоненткой как «или я или он». Если спорят две женщины, они обе правы, «но по-своему». Как там у Круассе? Quand la femme a tort, lhomme doit sexcuser devant elle et se taire (Когда женщина не права, мужчина должен извиниться перед ней и замолчать).

     

    • Излишнее упрощение и крайности: для экономии пространства на жестком диске своей головки, женщина будет стараться свести любые вещи к нулю либо к бесконечности. В речи это проявляется как употребление слов «все», «вечно», «абсолютно», «совершенно» и проч. в случае бесконечности и «никто», «никогда», «ничего» в случае нуля. Примеры высказываний: Все мужики — козлы; ты мне ничего не даришь (на самом деле может и дарил раз 5, но женщина уже округлила до нуля и спорить бесполезно, см. пункт 1); мне абсолютно нечего надеть (шедевр высшей математики: тут женщина успешно увязала бесконечность и ноль вместе). Забавно бывает, когда женщина сама себя доводит до истерики благодаря такому вот округлению. К примеру, парень дарит девушке какие-нибудь конфеты, но она любит совершенно другие. Ну, подумаешь, можно и простить. Но в женской голове происходит примерно такое округление: «Он совершенно не интересуется моими вкусами и интересами (можно всплакнуть вечерком)» → «Меня никто по-настоящему не понимает и не ценит (бурная истерика вполне оправдана)». Та же история касается такого бесполезного, но крайне любимого всеми женщинами, подарка, как цветы. И наплевать, что мужчина выгуливает по ресторанам чуть ли не каждую неделю, приносит завтраки в постель, катает на авто, регулярно танцует на задних лапках и в целом всячески ухаживает. Все это можно смело скомкать и спустить в унитаз, если при этом он не подарил ей букет роз.

     

    • Сдвиг временных рамок: в силу эгоцентричности зачастую возникает эффект схлопывания времени, проведенного с ней, до нуля и, соответственно, расширение времени, проведенного с друзьями и без неё, до бесконечности. Этот процесс сродни излишнему упрощению. Например, если мужчина вдруг встретил на улице старого школьного товарища и побеседовал с ним минут так пятнадцать, то есть вероятность напороться на следующую фразу от женщины: «Ты никогда мне не уделяешь время, но зато на друзей находишь время всегда» (даже если все предыдущие выходные мужчина усердно выгуливал свою девушку по зоопарку, кино, ночному городу). При этом, если все выходные ты вкалывал, а она ходила по дискотекам с друзьями, происходит обратный эффект — схлопывание времени, проведённого ей на гульках, до нуля. И вообще она свободная птица и кто ты такой, чтобы держать её в клетке?

     

    • Перескоки в плоскостях: частный случай подмены понятий. Если женщина не может выиграть спор по данному вопросу, всегда можно поменять плоскость разговора на другую тему и защищать свою сторону именно там. Особенно часто идет переход на личности и личные качества спорящих. Получается так, что кто лучше польет спорящего дерьмом, тот и выиграл спор по фундаментальному вопросу. Например, женщина запросто может сказать: «Я не пойду на фильм с Расселом Кроу — он пьяница и дебошир!» При этом она чхать хотела на то, что в кинотеатре будут оцениваться, в первую очередь, актерские способности, а не личностные качества актёра. Или ещё: «Микеланджело — плохой скульптор, он был геем!» Допустим, он действительно им был, но разве это ухудшает умение ваять скульптуры голых мужиков? А то ещё: «Этот музыкант мне из-за одного своего имени не нравится!», и неважно, что он хорошо, годно поёт и играет и песни у него со смыслом. В мужской голове в этих случаях всегда вспыхивает огромная красная неоновая вывеска, вопиющая до небес: «Ну причём здесь это???!!!».

     

    • Количество аргументов: по женской логике выходит, что если негодный аргумент повторить, то он может стать годным. Вероятность перехода количества в качество линейно зависит от количества повторений аргумента и экспоненциально — от ГРОМКОСТИ. В ход также идет злостное словоблудие, софистика и перепрыгивание с одного на второе, называемое «танец ужа на сковородке». В риторике это называется «аргумент до тошноты», но в отличие от демагогов, которые умышленно повторяют одно и то же по кругу, женщина искренне верит в то, что поступает правильно.

     

    • Избирательный слух: из фразы «не надевай эту юбку, на улице холодно, не дай Бог простудишься и будешь неделю валяться с соплями, как твоя дура-подруга Машка» дама вполне может услышать только «простудишься – дура – ты» и вынести вердикт, что «ты назвал меня дурой и пожелал простудиться!». Так происходит потому, что дама часто не понимает, что если поменять все слова в предложении, за исключением, может быть, предлогов, смысл предложения обычно меняется. Можно и наоборот: дама не понимает, что если переставить несколько слов или заменить их на синонимы, смысл предложения не изменится, но это будет рассмотрено как совершенно другой веский аргумент.

     

    • Молчание — знак согласия: в споре с женщиной не стоит тормозить и долго обдумывать ответную фразу на её тираду, так как если вы не вставите свои пять копеек сразу же, то женщина посчитает, что вы полностью согласны с её утверждением. Существует полуанекдотический пример: мужчина мылся в ванной, но из-за шума воды не мог слышать, что в это время разговаривает жена. Каково же было его удивление, когда при выходе из ванны он обнаружил свою жену в состоянии бойкота с ним. Просто в его отсутствие жена успела с ним (фактически же сама с собой) поспорить, сама себя накрутила, себе же наговорила грубостей и теперь законно бойкотирует грубияна.

     

    • Эмоциональность: в любом разговоре, а в споре и подавно, учитываются прежде всего не логические, а эмоциональные составляющие. Проще говоря, у кого голос громче, а нервы крепче, тот и выиграл спор. Даже самая простая и понятная логическая конструкция, использованная без должного количества эмоций, не способна затронуть сознание женщины. Особенно это заметно по спорам на открытых площадках, когда не раз было подмечено, что какими бы ни были аргументы с обеих сторон, немал шанс, что женская половина поддержит именно ту сторону, которая будет наиболее пафосно вызывающей, эмоциональной или даже прямо истеричной.

     

    • «Ой, всё!»: мантра-заклинание наподобие «Аминь» или «Абра-кадабра», с помощью которой уходят от дальнейшей дискуссии, если аргументы исчерпались. По древнему женскому поверью считается, что произнесение этой словесной формулы магическим образом заставляет суженого принять точку зрения дамы и обладает магической убедительностью.

     

    • «С тобой совершенно невозможно разговаривать!»: отдельный подотдел женской аргументации, используемый, когда заканчиваются аргументы или когда на каждый аргумент находится контраргумент со стороны оппонента, но при этом завершать дискуссию при помощи волшебного «ой, все!» еще рано. Является дочерним для пункта «Излишнее упрощение и крайности». Чаще всего используется, когда женщина заведомо проигрывает спор и понимает, к чему все идет. На самом деле этой фразой женщина попросту хочет сказать: «Ты меня задолбал, у меня закончились аргументы, так что выходит, что ты прав, но на самом деле ты не прав, потому что иди в баню.» Таким образом, понимая свою неправоту, женщина не может ее признать (см п. 1), но и доказать обратное не в силах. Что приводит к замкнутому десятому кругу ада, где вместо пыток – вынос мозга.

     

    • «Не кричи на меня!»: фраза, чаще всего используемая дамой после повышения голоса ей самой. Яростные формы принимает после осознания ею факта проигрыша. Собственно, является одним из способов окончания спора ничьей не в ущерб своему чувству собственного достоинства.

     

    • Сравнение несравнимого: если мужчина заявит про кого-то, что тот алкаш или наркоман, то можно от женщины услышать что-то в духе «Сам-то ты чем лучше? Ведь помнишь, как когда-то укушался». Конечно, наркоманом джентельмен будет называть того, кто без дозы не способен и дня прожить, а алкоголиком того, кто каждый день синий, аки изолента, но если ты неделю назад поддал пивка после работы, то женщиной можешь быть зачислен в КМС по алкоголизму. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит.

     

    • «Ну я же девочка»: довольно высокий процент женщин не просто воспринимает концепцию взаимодействия полов как «принц и принцесса» слишком буквально, но и идёт ещё дальше, обрезая требований к себе как женщине, и преувеличивая требования к окружающим мужчинам, фактически просто ожидая какие-то преференции просто по факту обладания определённым анатомическим набором органов. Например, для некоторых женщин является совершенно нормальным с порога заявлять о том, сколько должен зарабатывать потенциальный претендент на её руку и вообще «я жду принца», при этом даже не пытаясь быть достаточно интересной потенциальной невестой хотя бы для престарелого дворника. Другая крайность — полный отказ от какой-либо ответственности, самостоятельности и деятельности, ожидая, что некий идеальный муж будет готов ей даже сопли вытирать, если понадобится. К счастью, встречается далеко не у всех дам, но, увы, чаще, чем хотелось бы.

     

    • Соринка в чужом глазу: это из Библии, да-да («Что ты смотришь на соринку в глазе брата твоего, а бревна в своём глазе не чувствуешь», Евангелие от Матфея, Гл. 7:3-5). Иные дамы могут без зазрения совести жаловаться любовнику на то, что муж заколебал её беспричинной ревностью.

     

    Описываемые приёмы могут творчески переосмысливаться, причудливо переплетаться и перетекать друг в друга. Ради справедливости стоит отметить, что сфера их применения преимущественно ограничена «своими», то есть близким кругом родных мужчин (муж, парень, брат, отец) – в общении с чужими (на работе, в научной полемике и т.п.) женщины вполне себе прекрасно пользуются обычной «общечеловеческой» логикой, поскольку в этом случае отсутствует главный краеугольный камень – эмоциональное желание добиться своего любой ценой.

    Ну а в целом, и в мужской голове тараканов не меньше, просто они обладают иными повадками. И главная наша задача – научиться как-то этих тараканчиков примирять между собой и любить друг друга, невзирая на непохожесть и взаимную «странность». А пошутить-то иногда можно. Вот как я сейчас. С праздником, дорогие женщины!

     

    ▼▼▼▼
    Мы в социальных сетях:
    Facebook: https://www.facebook.com/tvkrt/
    Twitter: https://twitter.com/tvkrt
    Telegram: https://t.me/tvkrt
    Instagram: https://www.instagram.com/tvkrt/

    Читать дальше

    Блоги

    Лингвистическое: Мелкодержавный шовинизм

    Дмитрий Карпека

    Опубликовано

    Просмотров: 83

    Любое уважающее себя государство стремится к тому, чтобы доказать собственным гражданам (а также гражданам сопредельных государств, хотя им, зачастую, наплевать), что наш язык – самый богатый, красивый, древний и великий. Страдают этим и французы, цитирующие к месту и не к месту соответствующий афоризм Антуана Ривароли (Ce qui n’est pas clair n’est pas français – «Что не ясно, то не по-французски»), и россияне с тургениевским «великим и могучим», и немцы (jede Sprache bereichert den Kopf, deutsche Sprache reinigt und bereichert die Seele – «Любой язык обогащает голову, немецкий язык очищает и обогащает душу» – Фридрих Шиллер) с итальянцами (In italiano il Dio parla alle anime in paradiso – «На итальянском языке Господь беседует с душами в раю» – Алессандро Мандзони) – подобная цитатка найдется у любого народа вплоть до таджиков. Родному языку приписываются бесчисленные достоинства и преимущества, реальные или мнимые, позволяющее ему словно глыбе возвышаться над языками соседей-пигмеев.

    Некоторые государства уважают себя больше других (особенно маленькие или, хм…как бы так помягче… те, чей вклад в мировую культуру стремится к статистической погрешности) и сочиняют о своих языках уж вовсе невообразимые небылицы – и самый «спивучый» он, и самый богатый (шесть синонимов-названий какашек с сеном, но при этом невозможность перевести на него словосочетание «моральность и нравственность») и самый красивый (вообще-то, все славянские языки для не-носителей звучат сплошным набором шипящих, грубо и неразборчиво, равно как германские – отрывисто и жестко, а романские, наоборот – приятно и красиво). В общем, я называю это явление мелкодержавным шовинизмом – когда гордиться хочется, а особо нечем, то люди начинают гордиться тем, что от них не зависит и что ими не создавалось – языком, природой, черноземами, самыми красивыми женщинами, горой Большая Матумба и т.п. В Африке это сплошь и рядом… Иногда эти государства совсем уж заносит в антинаучный маразм и они начинают публиковать книги, в которых говорится, что соседний язык – вовсе не славянский, а фино-угорский (что вы имеете против Финляндии и Венгрии?) и тюркский. Причем одновременно. Не спрашивайте, как такое возможно. Это не ко мне – лингвисту, это к психиатору.

    Справедливости ради надо сказать, что у дверей психиатрического кабинета мы будем стоять не одни, более того – встретим там еще более запущенных пациентов, чей маразм на счет языке зашел еще глубже. Например, северных корейцев. Те вообще на официальном уровне «не признают» научно доказанные общеизвестные тезисы и законы.

    Если кратко изложить суть вопроса, то она заключается в следующем: корейский язык входит в так называемую алтайскую языковую семью, а его ближайшим родственником является японский язык (хотя некоторые ученые оспаривают этот тезис, например А. Вовин в книге Koreo-Japonica: A Re-Evaluation of a Common Genetic Origin, на сегодняшний день он является общепринятым в мировом лингвистическом сообществе). Расстояние между этими языками больше, чем, к примеру, между русским и польским, общих слов практически нет, но зато грамматический строй почти полностью идентичен, можно даже сказать – зеркален. В древние времена на севере Корейского полуострова располагалось могущественное государство Когурё (кор. 고구려, кит. 高句驪, 37 г. до н. э. – 668 г. н. э.), от которого идеологи современной КНДР любят возводить свою историю, напирая на тот факт, что именно на севере возникла настоящая «исконно корейская» держава, независимая и сильная, со столицей в Пхеньяне, непобедимая и не боящаяся никого… ну, вы поняли намек. И все бы ничего, если бы исследователи не обнаружили, что язык Когурё является непосредственным предком не корейского, а (сюрпра-а-айз!) японского языка, а, следовательно, жили и творили это государство японцы (кому интересны подробности, рекомендую единственную англоязычную книгу на этот счет: Christopher I. Beckwith «Koguryo: The Language of Japan’s Continental Relatives»). Излишне говорить, что для северокорейских официальных лиц такие выводы ученых стали не просто досадной неприятностью, а настоящим ударом под дых и страшной зрадой. Масла в огонь подлило еще и то, что предками корейского языка были признаны языки древних государств Пэкче (кор. 백제, кит. 百濟) и особенно Силла (кор. 신라, кит. 新羅), существовавших примерно в то же время, но расположенных на юге Корейского полуострова. То есть зрада в квадрате, получается.

    Исходя из чисто политических соображений, такая «правда» совершенно неприемлема для официальной Северной Кореи, поскольку она полностью противоречит северокорейской идеологии в вопросе об изолированности корейского языка (так когда-то по желанию своей левой пятки постановил лично Ким Ир Сен, а значит это утверждение – свято!), тем более от «враждебного» японского, а также о королевстве Когурё как древнейшем протокорейском и именно северном государстве – прямом предшественнике КНДР со столицей в Пхеньяне (своеобразная «историческая» легитимизация правящего режима Кимов). Официальная Южная Корея также не в восторге, потому что, опять же, признавать генетическую связь с японским языком считается «идеологически вредным» даже там. Учитывая это, в обоих корейских государствах постоянно публикуются «научные» труды с разного типа фальсификациями и умолчаниями неудобных фактов, призванные опровергнуть эту «политически пагубную» гипотезу. Получается не очень убедительно, что понимают и сами корейцы, но если (что на Севере, что на Юге)  какой-то профессор ляпнет студентам, что эта «империалистическая» и «неоколониальная» теория в принципе верна, то его академической карьере придет моментальный конец. Равно как и политической карьере государственного мужа, публично признавшего родственную связь корейского языка с японским. Это как сегодня на Украине заявить по телевизору о признании… сами знаете чего сами знаете чем.

    Хорошо, что они хоть «империалистические» законы физики еще признают и не утверждают, что Ньютон был приверженцем чучхе, пряча партбилет ТПК в парике. Как видите, мы еще не самые… хотя ушли недалеко. Хороша компашка – мы и Ким Ир Сен. Здобулы демократию по самые помидоры…

     

    ▼▼▼▼
    Мы в социальных сетях:
    Facebook: https://www.facebook.com/tvkrt/
    Twitter: https://twitter.com/tvkrt
    Telegram: https://t.me/tvkrt
    Instagram: https://www.instagram.com/tvkrt/

    Читать дальше

    Блоги

    Первый крестовый поход: О «распространении западных ценностей» по-средневековому

    Дмитрий Карпека

    Опубликовано

    Просмотров: 108

    Завоевание белыми колонистами Североамериканского континента – это введение миротворческих войск Британской Империи во имя свободы и независимости по просьбе могиканского народа и его новых, демократически избранных, признаваемых всем цивилизованным миром вождей.

     

    Помните, как совсем недавно мы по всему миру пытались распространять социализм? Помните, чем это закончилось? Да, собственно, ничем. Пшиком да миллиардными затратами. Теперь посмотрите на США и распространение демократии. Тот же пшик, только крови побольше, да абсурд пофееричнее. Распространение чуждой идеи, какой бы правильной и святой она не казалась, с помощью насилия на территории и народы, которым она не свойственна (не выработана ими самостоятельно) всегда заканчивается одни и тем же – трагикомедией, огромными жертвами и пепелищем вместо сияющего града на холме (пламенный привет постмайданной Украине от лица «европейской интеграции», а также госдепартаменту США от исламистов Ближнего Востока и лидеров ИГИЛ, ставших прямым следствием «свержения диктаторов» в Ираке, Сирии и Ливии). Введение демократия в Ираке – столь же дебильная идея, сколь и закона шариата в США. У Западной цивилизации было более тысячи лет, дабы уяснить сей простой факт и не лезть со своим(и) уставами в чужие монастыри, но поскольку одним из характерных психических заболеваний Запада является «бред мессианства», воз и ныне там – они и, отчасти, мы (в какие-то периоды истории) самозабвенно продолжаем танец на граблях, используя по сути тот же механизм действий, который был впервые выработан еще в эпоху Средневековья, а, точнее, в конце 11 века.

     

    Усиление ислама на еще недавно сплошь христианских территориях Ближнего Востока и Северной Африки (ведь именно отсюда, а не из Европы, родом 90% «святых отцов» церкви 1 – 6 веков) вызывало у Рима хроническую анальную боль и горькую обиду на местное население за «предательство». Особенно днище подгорало у папы Урбана II (ок. 1042-1099 гг.; в «девичестве» – Эд де Шатильон де Лажери, «дипломат» от Святого Престола – тот еще персонаж, своеобразный Тайлеран и Риббентроп в одном лице), который и решил воспользоваться церковным собором в Клермоне, проходившим в ноябре 1095 года, чтобы призвать к «вооруженному паломничеству» в Иерусалим. При этом он не скупился на слова, красочно описывая все ужасы, переживаемые несчастными христианами в Палестине.

    «Народ проклятый, чужеземный, далекий от Бога, отродье, сердце и ум которого не верит в Господа, напал на земли тех христиан, опустошив их мечами, грабежом и огнем, а жителей отвел к себе в плен или умертвил, церкви же божии или срыл до основания, или обратил на свое богослужение… Кому же может предстоять труд отомстить за то и исхитить из их рук награбленное, как не вам. Вас побуждают и призывают к подвигам предков величие и слава короля Карла Великого и других ваших властителей. В особенности же к вам должна взывать святая гробница спасителя и Господа нашего, которою владеют нынче нечестные народы… Иерусалим – пуп земли, цветущая страна, он – как райский сад по прелести своей… И этот царственный город, лежащий в середине мира, захвачен теперь врагами Господа, порабощен теми, кто не знает истинного Бога, и стал святилищем язычников».

     

    Что там греха таить, Понтификус Максимус порядком преувеличил. Фактом, однако, остается то, что мусульманские властители за посещение Иерусалима действительно взимали “входную” плату. Христианским паломникам такая ситуация казалась унизительной, тем более что в Иерусалиме разрушались святые места и уничтожались памятники христианства. Покончить с таким положением дел – именно это и была цель первого крестового похода. В 1096 году около 300 тысяч европейских рыцарей в надежде на богатую добычу отправились в Святую Землю. Боевой дух воинства Христова Урбан II старался укрепить еще и тем, что обещал отпущение всех грехов – и тех, что были совершены в прошлом, и тех, что будут совершены в будущем.

     

    Не хватало только замполита, так сказать. Походно-полевого агитатора, пройдохи или фанатика, который будет призывать бойцов с высоко поднятой головой бросаться в самоубийственную атаку, но при этом предусмотрительно будет прятаться за их спинами. Однако таковой вскоре нашёлся – Пьер Амьенский, он же Пётр Пустынник, полусумасшедший монах, отличавшийся определённым ораторским талантом и фанатизмом. Его пылкие проповеди в середине 90-х годов 11 века в Северной и Средней Франции во многом способствовали притоку бедняков в ряды крестоносцев, которым он демонстрировал письмо, полученное непосредственно от Бога, в каковом Вседержитель требовал отвоевать Иерусалим. Однако героизм товарища всё же не выдержал проверку практикой – мсье Пьер после разгрома первых толп крестоносцев сельджуками в Малой Азии, подобрав подол сутаны, шустренько так сбежал в Константинополь, затем назад в родную Францию. Получил, к слову, орден за участие в походе. Подозреваю, что до конца жизни ходил по улицам пьяным, в камуфляжной рясе и домогался бесплатного проезда в маршрутках, бесплатного надела земли да прочих почестей.

     

    Кровавая цена, которую крестоносцам пришлось заплатить по дороге в Иерусалим, была очень высокой. Рыцари то и дело натыкались на засады, им все время приходилось отбиваться от шаек разбойников. Да и нестерпимый зной усугублял положение. К началу июля 1098 года рыцари-христиане завоевали Никею и Антиохию. Миновав Ливан, они продвинулись далее к нынешним Хайфе и Яффе. В Эдессе брат Готфрида Бульонского (ок. 1060-1100) Балдуин основал первое государство крестоносцев. В июле 1099 года крестоносцы подошли к Иерусалиму. Из 300 тысяч рыцарей до стен города добрались чуть больше 20 тысяч обессиленных воинов. Тем не менее, с помощью таранов и камнеметательных орудий им удалось взять Иерусалим. Рыцари-христиане с криками “Так хочет бог!” (Deus vult!) ворвались в город и устроили там кровавое побоище. Мало кому из жителей удалось спастись. Объявив эту бойню “очищением” Иерусалима от “нехристей”, воины Христовы прошли по разрушенному городу в благодарственной процессии. В этот день были убиты 70 тысяч человек.

     

    Летом 1099 года Готфрид Бульонский, к тому времени уже правитель Иерусалимского королевства, получил титул “Защитника Гроба Господня” (Advocatus Sancti Sepulchri). На Ближнем Востоке и в Малой Азии, наряду с Эдесским графством и Иерусалимским королевством, возник целый ряд государств крестоносцев, например, Малая Армения, Антиохийское княжество или Трипольское графство.

     

    Все они просуществовали недолго, поскольку новый порядок на Ближнем Востоке сохранялся ровно до той поры, пока окружающие не оклемались от такой вопиющей наглости пришлых «демократизаторов». Мусульманские державы, такие как Дамасский эмират, Каирский халифат и Сельджукский султанат, очень ревниво наблюдали за действиями крестоносцев в Святой Земле. Впоследствии они неоднократно предпринимали попытки вернуть территории, отобранные у них христианами. Это обстоятельство также использовалось папским престолом в качестве повода для продолжения крестовых походов. Вслед за первым крестовым походом последовали еще семь. Тянулась эта увеселительная авантюра, жертвами которой стали сотни тысяч людей, до середины 13 века, а правильных выводов Запад не сделал и по сей день. С той лишь разницей, что тогда они называли себя «воинство Христово», а ныне – «воинство демократии, свободы и толерантности». Так и живут – ёжики плакали, кололись, но продолжали пытаться «полюбить» кактус.

     

    ▼▼▼▼
    Мы в социальных сетях:
    Facebook: https://www.facebook.com/tvkrt/
    Twitter: https://twitter.com/tvkrt
    Telegram: https://t.me/tvkrt
    Instagram: https://www.instagram.com/tvkrt/

    Читать дальше

    ВЕРСИИ АЛЕКСЕЯ КУТЕПОВА

    Техасская народная республика – Международная панорама

    Братья Пономаренко: Украина + Россия

    В тренде