• Русская версия
  • Українська версія
  • Connect with us

    Блоги

    Общегосударственный склероз: О “притеснениях” украинского языка в Советской Украине

    Дмитрий Карпека

    Опубликовано

    Просмотров: 133

    Сломав в соцсетях очередную порцию копий по поводу пресловутого языкового вопроса в / на Украине, Саныч впал в глубокое уныние. Инфантилен наш народ сверх всякой меры, а также, уж простите, феноменально не образован с филологической точки зрения, да и плюс ко всему обладает памятью, как у рыбки-гуппи (А чем еще, пардон муа, можно объяснить тот факт, что чушь про «утискання української мови» самозабвенно повторяют не только молодые пламенные патриоты, которым диаспорско-националистическая пропаганда усиленно испражнялась в уши и головы через школьную программу все 2000-е и 2010-е годы, но и люди среднего возраста, которые, казалось бы, должны помнить «как оно было» на собственном опыте?! Что у них за разжижение мозга?!). Излечить общество от приступа шизофрении невозможно, но детально разобрать набивший оскомину лживый тезис о якобы повсеместном ущемлении украинского языка в СССР, наверное, стоит. Чисто из соображений исторической справедливости, здравого смысла и социолингвистики. Итак:

     

    «… политика целенаправленного уничтожения украинского языка в той или иной мере продолжалась всю советскую эпоху: не издавались книги, плохо издавались газеты и журналы, украинский язык очутился в положении не престижного, сельского, бескультурного, этно-фольклорного »

     

    С. Яворська «Розвиток української мови в добу русифікації та українізації» (не хрен собачий, а кандидатская диссертация, между прочим)

     

    Диагноз: 70 % бреда сивой кобылы в лунную ночь, 30% полуправды-передергивания. Теперь по порядку:

    1. Советская власть НЕ уничтожала украинский язык, ибо если какое-либо государство всерьез озаботится уничтожением какого-либо регионального языка, то оно этого спокойно добьется за полтора-два поколения, и судьба окситанского языка южной Франции, маньчжурского языка в Китае, да, с определенными оговорками, галисийского языка в Испании времен Франко (на котором сегодня разговаривают полтора представителя национально озабоченной «интеллигенции») тому ярчайшие примеры. Напротив, советская власть украинский (а также белорусский, молдавский, латышский и др. языки, не говоря уже про тюркские языки Средней Азии, которые Наркомат образования СССР фактически искусственно создал на базе турецких диалектов и поддерживал более 60 лет) всячески пыталась популяризировать, а иногда даже и навязывать. С украинской литературой включительно, поскольку надо было продемонстрировать рассвет национальной культуры при социализме. Вспомните-ка, друзья мои склерозные, что:

    – программа обязательного изучения украинской литературы в школе впервые была введена не бородатыми пророками национализма панами Грушевским и Винниченком, а страшными рогатыми и копытными коммунистами в 1936 году.

    – в годы советской власти были открыты десятки газет и журналов на украинском языке, несколько десятков украиноязычных радиостанций, театров, три телеканала, киностудии Довженка и Киевнаучфильм. А сколько открыли после 1991 года?

    – был создан отдельный «Союз писателей Украины» под председательством сначала Олеся Гончара, а потом Павла Загребельного, в котором числилось под сотню «классиков» литературы, писателей и прозаиков, чьи книги издавались огромными тиражами, а сами писателя получали баснословные гонорары, хотя, если уж совсем честно, то процентов 60% этих писаний стоило бы, исходя из их объективного художественного качества, издавать на мягкой бумаге и в рулонах.

    – а кто, напомните мне, учредил премию имени Шевченка за лучшую книгу на украинском языке и вручал по 5-6 таких ежегодно?

    – а не на украинском ли языке были сняты фильмы «Тени забытых предков» и «Захар Беркут» и др.? Не на китайском же, правда? Именно на премьере первого из них недо-поэт Васыль Стус устроил дебош…

    – а не на украинском ли языке вещали телеканалы УТ-1 и УТ-2, а потом и УТ-3? Помните такие? «Катрусин кінозал», «Казки діда Панаса» (тот самый, который «от така х*йня, малята…»). И тот украинский язык, на котором говорили дикторы этих каналов, был действительно изысканный и литературный, не чета современному галицийско-канадскому волапюку в исполнении 1+1 и СТБ с их «членкинями» и «етерами». Франко от такого «украинского» небось в гробу ламбаду танцует…

    – а где, как ни в советской Украине, существовало специальные издательства «Всесвіт» (специализировалось на переводах на украинский язык западной литературы, от Шекспира до Рэя Бредбери, выпускала их стотысячными тиражами и в первоклассных переводах Миколи Лукаша, Григория Кочура, Бориса Тена, Ивана Дзюба и др. советских украинских переводчиков – и никто их не расстрелял, а наоборот осыпали регалиями и гонорарами), «Наукова думка» (научная литература и монографии) и десятки других, которые сегодня не протянули бы и дня?! Кстати, именно для поднятия популярности украинского языка самые модные новинки сначала издавались по-украински, и лишь спустя год-два – по-русски. Так было с первым изданием Стивена Кинга (у меня дома до сих пор лежит «Кладовище домашніх тварин» 1987 года), Толкина и др. Ты глянь, какое ущемление!

    – а не советская ли власть, ёлки-палки, открыла сектор украинского языка при институте языкознания имени А. А. Потебни и вбухивала огромные деньги на создание словарей и пр.? Академический 11-томный словарь современного украинского языка под редакцией акад. Билодеда – титанический труд кто опубликовал, мать вашу за ногу, марсиане?! Было ли что-то подобное после 1991 года?

    В довершение ко всему, рекомендую панам патриотам поднять с диванов упитанные ущемленные задницы (ибо этой публике все равно особо заняться нечем) и прогуляться в ближайшую библиотеку, дабы обнаружить там тысячи книг – классиков всей украинской литературы, от Шевченко и Леси Украинки до Григира Тютюника – изданных немыслимыми сегодня тиражами и с очень высококачественной полиграфией. И заодно подумать своей убогой мозгой: если бы вы были писателем, вы предпочли бы «ущемление» со стотысячными тиражами, уважением и почетом или нынешнее «возрождение» с тиражом в 300 шт. за свой счет и со статусом маргинального городского сумасшедшего?

    1. Украинский язык действительно обладал меньшим престижем, нежели русский, но не по вине советской власти и не по причине ее злокозненных происков, а по объективным законам социолингвистики. Видите ли, есть понятие «культурного фундамента», и чем он обширнее, тем выше престиж. Ну хоть ты тресни! Франц Кафка, пражский еврей, писал на немецком языке не потому, что у него за спиной стоял жандарм Франца Иосифа и палкой бил его по голове за использование чешского языка, а потому что немецкий – язык империи, язык Гёте и Шиллера, Лейбница и Ницше, Шопенгауэра и Канта, а чешских…хм… сами по себе ни один язык ни хорош, ни плох, но при взаимодействии с обществом неизбежно попадает в эту «вилку» – чем более распространенна высокая культура на языке, чем больше на языке написано шедевров, тем более престижным и популярным он будет. По этой причине, а вовсе не из-за деятельности «руки Парижа» или «агентов Макрона» французский язык в официально двуязычной Бельгии всегда был и остается более престижным, нежели нидерландский (если уж быть точным – фламандский диалект нидерландского языка), а Парагвае испанский всегда будет доминировать над языком кечуа, ибо на одной чаше весов – Сервантес, Лорка, Поль Верлен, Гюго и Стендаль, а на другой – чуб, вареники и вышиванки. Провинциальная этника не имеет шансов против haute culture. Как ты не относись к русскому языку, но это язык Достоевского, Толстого, Чехова, Булгакова, Высоцкого, в конце концов. Украиноязычных «Братьев Карамазовых» не существовало. По какой причине – это уже другой вопрос, но факт остается фактом.
    2. Что делать? Выход один – создавать современную высокую культуру. Да, с нуля. Да, это необычайно сложно. Но успешные прецеденты имеются. Тот же корейский язык, к примеру, до 1945 года обладал еще меньшим престижем в самой же Корее, нежели таджикский в современной Москве. Все, что написано талантливыми корейцами до конца войны, написано на японском языке (включая романы местных классиков Ли Чон Чхоля и Хан Соль Я, но современным школьникам тактично об этом умалчивают), и только сверхусилия правительства, миллионы, выделяемые на поддержку талантов и формирования собственной качественной модерной (!) культуры (а не этно-хрени про кохання наймычкы и козака на фоне стога сена и панских панталонов) переломили ситуацию к концу 60-х годов. Иного пути нет. Никакими законами сделать язык престижным невозможно. Его надлежит сначала сделать модным, создавая тот самый культурный багаж, а уж потом он распространится сам собой. У корейцев – получилось, у Пакистана с языком урду – нет (все их «гении» включая Салмана Рушди продолжают писать по-английски), у Алжира с арабским языком – тоже, скорее нет, чем да (Буалем Сансаль получает премии за романы на французском языке), у чехов – наполовину. У нас… Хм, пока у нас тоже с этим делом швах – либо «садок вышневый с крипакамы», либо идиотский псевдомодерн (если не сказать просто графомания) а ля Забужко, бессмысленный и беспощадный, либо националистический психоз в стиле «подвигов бакинских комиссаров» в писанине пана Васыля Шкляра. Украинские Умберто Эко и Гюнтеры Грассы если где-то и есть (а я знаю, что они точно есть, ибо как минимум с двумя знаком лично и читал рукописи – это очень и очень достойно), то они прозябают в безвестности и бессовестнейшим образом отвергаются издательствами как «неформат», поскольку не про «панов» и не про «европейский модерн». Так вот, пока они не появятся и не прославятся, налет провинциальности с культуры не спадет. Иначе говоря, один Август Стринберг сделал для шведского языка намного больше, чем все шведские законы и правительства вместе взятые.

    Предвижу, что написанное мной вызовет шквал возмущения и «несогласия». Ну, что сказать… я не знаю, что отвечать людям, «не согласным» с таблицей умножения или законами физики. Социолигнвистика – строгая наука, и у нее есть свои законы, которые действую вне зависимости от того, нравятся они нам или нет. Мы можем лишь принимать их во внимание и выстраивать языковую политику с учетом требований этих законов. Но для сего необходимо наличие разума у правящих кругов общества, с чем у нас, увы, еще хуже, чем с деньгами…

     

    ▼▼▼▼
    Мы в социальных сетях:
    Facebook: https://www.facebook.com/tvkrt/
    Twitter: https://twitter.com/tvkrt
    Telegram: https://t.me/tvkrt
    Instagram: https://www.instagram.com/tvkrt/

    Читать дальше
    Комментировать

    Блоги

    Первый крестовый поход: О «распространении западных ценностей» по-средневековому

    Дмитрий Карпека

    Опубликовано

    Просмотров: 89

    Завоевание белыми колонистами Североамериканского континента – это введение миротворческих войск Британской Империи во имя свободы и независимости по просьбе могиканского народа и его новых, демократически избранных, признаваемых всем цивилизованным миром вождей.

     

    Помните, как совсем недавно мы по всему миру пытались распространять социализм? Помните, чем это закончилось? Да, собственно, ничем. Пшиком да миллиардными затратами. Теперь посмотрите на США и распространение демократии. Тот же пшик, только крови побольше, да абсурд пофееричнее. Распространение чуждой идеи, какой бы правильной и святой она не казалась, с помощью насилия на территории и народы, которым она не свойственна (не выработана ими самостоятельно) всегда заканчивается одни и тем же – трагикомедией, огромными жертвами и пепелищем вместо сияющего града на холме (пламенный привет постмайданной Украине от лица «европейской интеграции», а также госдепартаменту США от исламистов Ближнего Востока и лидеров ИГИЛ, ставших прямым следствием «свержения диктаторов» в Ираке, Сирии и Ливии). Введение демократия в Ираке – столь же дебильная идея, сколь и закона шариата в США. У Западной цивилизации было более тысячи лет, дабы уяснить сей простой факт и не лезть со своим(и) уставами в чужие монастыри, но поскольку одним из характерных психических заболеваний Запада является «бред мессианства», воз и ныне там – они и, отчасти, мы (в какие-то периоды истории) самозабвенно продолжаем танец на граблях, используя по сути тот же механизм действий, который был впервые выработан еще в эпоху Средневековья, а, точнее, в конце 11 века.

     

    Усиление ислама на еще недавно сплошь христианских территориях Ближнего Востока и Северной Африки (ведь именно отсюда, а не из Европы, родом 90% «святых отцов» церкви 1 – 6 веков) вызывало у Рима хроническую анальную боль и горькую обиду на местное население за «предательство». Особенно днище подгорало у папы Урбана II (ок. 1042-1099 гг.; в «девичестве» – Эд де Шатильон де Лажери, «дипломат» от Святого Престола – тот еще персонаж, своеобразный Тайлеран и Риббентроп в одном лице), который и решил воспользоваться церковным собором в Клермоне, проходившим в ноябре 1095 года, чтобы призвать к «вооруженному паломничеству» в Иерусалим. При этом он не скупился на слова, красочно описывая все ужасы, переживаемые несчастными христианами в Палестине.

    «Народ проклятый, чужеземный, далекий от Бога, отродье, сердце и ум которого не верит в Господа, напал на земли тех христиан, опустошив их мечами, грабежом и огнем, а жителей отвел к себе в плен или умертвил, церкви же божии или срыл до основания, или обратил на свое богослужение… Кому же может предстоять труд отомстить за то и исхитить из их рук награбленное, как не вам. Вас побуждают и призывают к подвигам предков величие и слава короля Карла Великого и других ваших властителей. В особенности же к вам должна взывать святая гробница спасителя и Господа нашего, которою владеют нынче нечестные народы… Иерусалим – пуп земли, цветущая страна, он – как райский сад по прелести своей… И этот царственный город, лежащий в середине мира, захвачен теперь врагами Господа, порабощен теми, кто не знает истинного Бога, и стал святилищем язычников».

     

    Что там греха таить, Понтификус Максимус порядком преувеличил. Фактом, однако, остается то, что мусульманские властители за посещение Иерусалима действительно взимали “входную” плату. Христианским паломникам такая ситуация казалась унизительной, тем более что в Иерусалиме разрушались святые места и уничтожались памятники христианства. Покончить с таким положением дел – именно это и была цель первого крестового похода. В 1096 году около 300 тысяч европейских рыцарей в надежде на богатую добычу отправились в Святую Землю. Боевой дух воинства Христова Урбан II старался укрепить еще и тем, что обещал отпущение всех грехов – и тех, что были совершены в прошлом, и тех, что будут совершены в будущем.

     

    Не хватало только замполита, так сказать. Походно-полевого агитатора, пройдохи или фанатика, который будет призывать бойцов с высоко поднятой головой бросаться в самоубийственную атаку, но при этом предусмотрительно будет прятаться за их спинами. Однако таковой вскоре нашёлся – Пьер Амьенский, он же Пётр Пустынник, полусумасшедший монах, отличавшийся определённым ораторским талантом и фанатизмом. Его пылкие проповеди в середине 90-х годов 11 века в Северной и Средней Франции во многом способствовали притоку бедняков в ряды крестоносцев, которым он демонстрировал письмо, полученное непосредственно от Бога, в каковом Вседержитель требовал отвоевать Иерусалим. Однако героизм товарища всё же не выдержал проверку практикой – мсье Пьер после разгрома первых толп крестоносцев сельджуками в Малой Азии, подобрав подол сутаны, шустренько так сбежал в Константинополь, затем назад в родную Францию. Получил, к слову, орден за участие в походе. Подозреваю, что до конца жизни ходил по улицам пьяным, в камуфляжной рясе и домогался бесплатного проезда в маршрутках, бесплатного надела земли да прочих почестей.

     

    Кровавая цена, которую крестоносцам пришлось заплатить по дороге в Иерусалим, была очень высокой. Рыцари то и дело натыкались на засады, им все время приходилось отбиваться от шаек разбойников. Да и нестерпимый зной усугублял положение. К началу июля 1098 года рыцари-христиане завоевали Никею и Антиохию. Миновав Ливан, они продвинулись далее к нынешним Хайфе и Яффе. В Эдессе брат Готфрида Бульонского (ок. 1060-1100) Балдуин основал первое государство крестоносцев. В июле 1099 года крестоносцы подошли к Иерусалиму. Из 300 тысяч рыцарей до стен города добрались чуть больше 20 тысяч обессиленных воинов. Тем не менее, с помощью таранов и камнеметательных орудий им удалось взять Иерусалим. Рыцари-христиане с криками “Так хочет бог!” (Deus vult!) ворвались в город и устроили там кровавое побоище. Мало кому из жителей удалось спастись. Объявив эту бойню “очищением” Иерусалима от “нехристей”, воины Христовы прошли по разрушенному городу в благодарственной процессии. В этот день были убиты 70 тысяч человек.

     

    Летом 1099 года Готфрид Бульонский, к тому времени уже правитель Иерусалимского королевства, получил титул “Защитника Гроба Господня” (Advocatus Sancti Sepulchri). На Ближнем Востоке и в Малой Азии, наряду с Эдесским графством и Иерусалимским королевством, возник целый ряд государств крестоносцев, например, Малая Армения, Антиохийское княжество или Трипольское графство.

     

    Все они просуществовали недолго, поскольку новый порядок на Ближнем Востоке сохранялся ровно до той поры, пока окружающие не оклемались от такой вопиющей наглости пришлых «демократизаторов». Мусульманские державы, такие как Дамасский эмират, Каирский халифат и Сельджукский султанат, очень ревниво наблюдали за действиями крестоносцев в Святой Земле. Впоследствии они неоднократно предпринимали попытки вернуть территории, отобранные у них христианами. Это обстоятельство также использовалось папским престолом в качестве повода для продолжения крестовых походов. Вслед за первым крестовым походом последовали еще семь. Тянулась эта увеселительная авантюра, жертвами которой стали сотни тысяч людей, до середины 13 века, а правильных выводов Запад не сделал и по сей день. С той лишь разницей, что тогда они называли себя «воинство Христово», а ныне – «воинство демократии, свободы и толерантности». Так и живут – ёжики плакали, кололись, но продолжали пытаться «полюбить» кактус.

     

    ▼▼▼▼
    Мы в социальных сетях:
    Facebook: https://www.facebook.com/tvkrt/
    Twitter: https://twitter.com/tvkrt
    Telegram: https://t.me/tvkrt
    Instagram: https://www.instagram.com/tvkrt/

    Читать дальше

    Блоги

    О «служебных» людях

    Дмитрий Карпека

    Опубликовано

    Просмотров: 93

    Мрачные, пугающие, давящие безысходностью сюжеты разнообразных антиутопий никогда не воплощаются в жизнь. К нашему общему счастью. Вокруг нас не возник ни мир платоновского “Котлована”, ни тоталитаризм “1984” по Оруэллу, ни “Дивный новый мир” по Хаксли. Хотя к последним двум мы приблизились сильнее всего. Писатели-антиутописты предостерегают мир от опрометчивых шагов с катастрофическими последствиями. Это, безусловно, так (хотя никто их, по большому счету, не слушает, ибо те, кто принимает решения зачастую либо  книг не читают вовсе, либо громогласно порицают авторов за пессимизм и фашизм – да вспомнить хоть ту же Елену Чудинову с её “Мечетью Парижской богоматери”, вызвавшую в богемных псевдоинтеллектуальных парижских кругах приступ животной ненависти со словесной диареей). Но мне представляется, что основная функция антиутопий (“серьезных”, а не комедийно-пародийных типа “Москва-2042”, призванных скорее высмеять настоящее, нежели предвидеть будущее, хотя и упомянутый роман, бесспорно, талантлив и не лишён элемента пророчества – один патриарх КГБ отец Звездоний чего стоит!) все же состоит в демонстрации тенденций, явственно наблюдаемых в определённом обществе,  а также крайних гиперболизированных финальных точек этих тенденций,  то есть “до чего все это может дойти, если все будет как есть”. Наиболее прозорливым в данном вопросе оказался как ни странно Герберт Уэллс, огорошивший чопорную викторианскую Англию идеей о возможном биологическом разделении бедных и богатых на два разных биологических вида – элоев и морлоков. Конечно, все “не зайдёт так далеко”, по меньшей мере пока, в ближайшие 500 лет (по причине крайней медлительности биологической эволюции, а не потому, что общество вдруг “подобреет”). Но тенденция налицо, и заключается она в постепенном сотворении 5-10 процентами условных “богатых” из оставшихся 90% “бедных” так называемых “служебных” людей. Наподобие современных служебных собак или роботов-автоматов. Человек-функция, человек-расходный материал, Homo Preservativus. Служебный человек по большому счету существует уже сегодня, просто таковой его статус пока не закреплен юридически, но ещё не вечер.

    Кто такой “служебный человек”?

    Он совсем рядом. Ходит по тем же улицам, пьёт кофе в тех же сонных утренних кофейнях с пафосными названиями и хамовитыми девочкам “бариста” (дебильное слово), похожими на Яценюка в макияже. Может быть, это вы и есть. Уж сто процентов, это я. И сто процентов, эта девочка из кофейни, настойчиво величающая мутную бурду из сухого молока, кофейных отходов и козьих какашек очередным модным словечком “смузи-капучино”.

    Служебные люди, как правило, о таком своём положении не знают либо всячески отрицают, ибо это уязвляет их гордость. Но факт остаётся фактом – если твои доходы позволяют лишь приобретение еды, одежды, оплату жилья и нехитрых лекарств, то стоимость твоего труда равна стоимости труда раба в Древнем Риме или Египте. С той лишь разницей, что рабу все это гарантирует рабовладелец, а ты должен сам уговорить рабо(то)владельца снизойти и принять тебя в крепостные (это называется собеседование у эйчар-менеджера – и опять отвратное словечко – тот же кадровик,  только раздутый от чувства собственной крутости. Кстати, и он тоже из этих…).

    Да, тебя контролируют не кнутом и гирей на ноге, а другими, более гуманными на вид, но не менее жестокими и куда более эффективными методами. Чувством голода, которое возникнет буквально через полтора месяца после того, как тебя выставят с работы, ибо при таких ценах получать такой доход означает объективную невозможность отложить ничего, кроме личинки в туалете, а, следовательно, ни о каких сбережениях и «подушке безопасности» на черный день не может быть и речи. Чувством страха будущего и неуверенности в завтрашнем дне, ибо вышвырнуть тебя на помойку могут в любой момент (это зависит исключительно от степени невменяемости твоего начальника и больше ни от чего). Чувством вины, ибо тебе постоянно внушают, что получаешь-то ты «ого-го», но вечно не дорабатываешь, поэтому нужно стараться больше, потому что на твое место «за воротами вон очередь стоит». И вроде бы ты все делаешь сам, по собственной воле, все выглядит чинно и благородно. Античные рабовладельцы и дворяне-крепостники 18 века рыдают от зависти и восхищения пудовыми слезами.

    Еще тебе промывают мозг всякими американскими «тим-билдингами» (и опять таки, тьфу!) и прочей корпоративной шизой. Мотивацией – так они это называют – то есть методиками заставить тебя получать удовольствие от изнасилования. О, за этим явлением стоит своя история и целая философия. Хотите расскажу? Нет? Ну тогда слушайте.

    Изначально отношения работников с начальством были простыми и незамысловатыми: начальство смотрело на работников как на говно, работники лебезили перед начальством, поплёвывая в спину. Но ещё тогда экономисты заметили одну интересную вещь: любой человек, если он не полный имбецил с единственной извилиной в голове, обязательно имеет какие-то фантазии, мечты и идеи более высшего порядка, чем жрать, бухать и заниматься сексом, которые и постарается реализовать тогда, когда, по его мнению, у него будет для этого достаточно возможностей, в том числе и финансовых. Поэтому деньги могут выступать стимулом ровно до определённого потолка, после которого человеку требуется что-то ещё, какая-то самореализация, претензии хотя бы на символическую власть, на реализацию своих идей и так далее и так далее. Чего фирма дать не может, да и, как правило, не хочет. Но и если не платить или понижать зарплату, то сотрудник совсем забьёт на работу, а то и вообще свалит к конкурентам, если он такой ценный кадр. Более того — если зарплата в плане денег сотрудника к его заветной мечте не приближает, то он рано или поздно попытается её изменить. Например, сменив работу. Так или иначе, но со временем ценность одного отдельно взятого работника для фирмы растёт с его опытом и знанием репертуара местного бл*дского цирка, а энтузиазм падает. Или, в лучшем случае, стабилизируется на некоторой отметке.

    И тут в дело вступает уже другой парадокс, которым капиталистическое общество троллили со времён Маркса, начало сей великосветской забаве и положившего: отчуждение труда. Грубо говоря, карячится на производстве работничек, а новую яхту себе почему-то покупает владелец этого самого производства. Почему? Как раз таки потому, что он владелец — и хотя сей факт ситуацию объясняет, вот только работничку от этого ни разу не легче. Более того, его (работника) в любой момент могут выкинуть с работы, наплевав на то, сколько он отдал ей своих лет, сил и нервов. Соответственно, рано или поздно даже самый тупой хомяк с удивлением осознает, что как бы ни богатела «его» фирма — вероятность хотя бы минимального повышения его собственной зарплаты зависит лишь от желания левой пятки начальника, то есть крайне мала. А раз так, то какой смысл рвать задницу, когда с тем же успехом можно поспать (заодно пораньше ускакать домой), или просто потрещать с коллегами? Можно также заняться имитацией бурной деятельности, а можно и самообучением или поиском другой, более подходящей работы — короче говоря, чем угодно, но только не тем, чего хочет начальство. Возможности «кнута» тоже не безграничны: одно дело раздать пинков пяти-десяти оболтусам, а другое — двум сотням и более. Хотя решения были известны уже давно, например, сделать работников со-акционерами, но это уже совсем другая история: массовыми они не стали, да и нюансов там целая куча.

    В любом случае что-то надо было менять, и на фоне этой необходимости появился сначала менеджмент, а затем и пресловутая корпоративная шиза. Теперь каждой тёте, продающей тампексы в АТБ, стали рассказывать, что на самом деле она не продаёт не тампексы, а спасает мир от антисанитарии. Клеркам начали вешать на уши лапшу о том, что фирма — это не только противная жируха Клара Ивановна из пятого отдела со своими вечными кругами от пота на блузке под мышками, но и Одна Команда; и прочее и прочее.

    По канону, заставить офисный планктон работать вместо того, чтобы зевать/раскладывать пасьянс/сидеть в интернете можно с помощью хитрого комплекса мотивационных баек (культ должности, трындёжь про «карьерный рост» и перспективы – сюда же), поощрительных мероприятий и прочих сплоченный коллектива, которые в совокупности теоретически должны заставить народец думать, что он работает не ради зарплаты и боится пинка от начальника, а ради некой светлой идеи и на чистом энтузиазме. В идеале пациент должен сделать больше, чем ему будет оплачено. Изнутри фишка работает благодаря критически низким умственным способностям большинства популяции подчинённых и их целостности. В результате планктон в той или иной степени начинает вестись на услышанные речи о лидерстве и эффективности, и таки впрягается сильнее, видя себя в образе некого супермена, без которого начальник пропадёт (а не легкозаменяемой батарейкой в системе).

    Однако реальности вся вышеописанная болтовня не изменит и со временем имущественные и мировоззренческие различия между этими двумя классами начнут переходить в физиологические. Знаете, как в популяции обезьянок густота шерсти зависит от степени инсоляции (количества получаемого солнечного света) ареала обитания. Или как средний рост – от количества витаминов и белков. Такие процессы занимают примерно 400-500 лет и здравствуй «фантастика» наивного сэра Уэллса.

    Неизгладимые психологические различия и неразрешимые противоречия в восприятии мира между «нами» и «ими» существуют уже сейчас. «Они» живут в другом мире, хотя по досадной случайности все еще иногда вынуждены ходить с «нами» по одним улицам. «Их» мир быстро проносится за окнами роскошных лимузинов, а взгляд, падающий на уныло бредущих пешком «лузеров» полон презрения, так как в лучшем случае «мы» – это некрасивая декорация, а в худшем – биомусор, которому не место рядом с «приличными» людьми, а место у станка, в офисе или в коморке их дома в качестве прислуги. «Они» живут другими заботами и порой некоторые из «них», у которых еще (пока!) не полностью атрофировалась совесть, абсолютно искренне недоумевают, ну что же этим «нищебродам» еще надо? Мы же их «кормим»! Тварям невдомек, что кормят-то именно их, как вампиров или глистов… Они реально не понимают «наших» забот и проблем.

    Три раза, когда человечество приближалось вплотную к этой черте, происходили спасительные революции, сметавшие «их» со сцены с максимальной жестокостью. Страшной, кровавой, но справедливой. Как символ этого – отрубленная голова Марии-Антуанетты: когда ей доложили, что у крестьян нет хлеба, она ответила «Так пусть едят пирожные!». Или вот еще, та же революционная Франция…Был такой такой чиновник – некий Жозеф Фансуа Фулон, прославившийся в веках тем, что один раз ляпнул, что если у людей нет денег на еду, то пусть жуют траву, ибо это вообще очень полезно, и именно так он кормит своих лошадей. В 1789 году граждане устроили самосуд, отрезали ему голову, одели на пику, а рот набили травой и водрузили всю эту конструкцию у входа в сад Тюильри. По-моему, совершенно справедливо.

    Кстати, в магазины сами «они» не ходят, для этого есть холопы-слуги. «Чтобы я, важный господин, при шпаге и в ботфортах, пошел к булочнику купить кусок хлеба — как это можно!». Угу.

    Так вот, друзья мои, выбор незамысловат: поскольку «они» – паразитический класс эксплуататоров – все равно возвращается, просто в немного измененной ипостаси, стало быть, от этой проблемы не убежать. А коль так, то либо опять реки крови, либо «мы» и наши дети – потенциальные морлоки-полуживотные в обозримом историческом будущем, благо сейчас, в отличие от Средневековья и Древнего Мира, появились биотехнологии, которые сей процесс значительно ускорят, закрепят и сделают необратимым на генетическом уровне. Если «им» за миллиард можно подкорректировать свою генетику и сотворить своих детей, аки гомункулусов в горшочке, Эйнштейнами и Шварценеггерами в одном лице, исключить ряд наследственных болезней и развить весь заложенный природой потенциал, а «нам» можно мечтать, как бы выплатить кредит на трусы и не дать дуба от каждодневного поедания «Мивины», и эта ситуация продлится несколько поколений, то каковы шансы, что «наши» и «их» потомки через 200 лет все еще будут принадлежать к одному и тому же виду Homo Sapiens? Эволюцию, батенька, никто не отменял. Просто теперь можно ее ускорить, и путь из полуобезьяны в человека, занявший 40 000 лет, можно сократить до четырех поколений от человека до…хм… сверхчеловека (пламенный привет от товарища Ницше).

    Я не хочу быть рабом «сверхчеловека», я хочу чтобы «человеками» оставались все, а не низводились до полуживотного существования. Эта болезнь общества не имеет консервативного лечения, о чем неоднократно свидетельствовала история. Только хирургия. А это кровь и боль. Но необходимая и исцеляющая. Социальный катарсис. Раковая опухоль должна быть удалена, пока она не сожрала нас изнутри, превратив в уродливого монстра. Поэтому да, увы, с содроганием в голосе цитирую Горького «Пусть сильнее грянет буря»… и тихонечко Тютчева «Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые» с робкой надеждой, что еще хоть десяток лет удастся прожить… Такие вот не особо радужные мысли.

     

    ▼▼▼▼
    Мы в социальных сетях:
    Facebook: https://www.facebook.com/tvkrt/
    Twitter: https://twitter.com/tvkrt
    Telegram: https://t.me/tvkrt
    Instagram: https://www.instagram.com/tvkrt/

    Читать дальше

    Блоги

    Кладбище – это больница, “отреформировання” по-украински: О «плохом совковом» образовании и его реформах

    Дмитрий Карпека

    Опубликовано

    Просмотров: 119

    Нет страшнее дурака, чем дурак с инициативой или идеей

    Издревле (уж лет 30 как) так повелось на нашей богоспасаемой отчизне, что ежели нужно что-то уничтожить, украсть или развалить, это называют “реформой”. Особенно ярко сие явление проявилось в “реформе” системы образования последнего десятилетия,  в которой невозможно понять, чего больше – злого умысла, вопиющей папуаской тупости или халатно-наплевательского отношения. Как человеку, не один год отработавшему в системе высшего образования, мне представляется, что речь идёт об одновременном присутствии всех трёх вышеперечисленных факторов, однако первые два – бесспорно, основные, ибо первый отвечает на вопрос “зачем?” эта реформа проводится, а второй – “как именно?” она проводится.

     

    1. Злой умысел. “Клятая совковая” (а вообще-то – классическая немецкая система гимназий, заимствованая ещё до революции – Пушкниский лицей и т.п., – котрая с минимальными изменениями дожила до конца 80-х годов 20 века) система образования заклеймлена и порицаема за то, что она якобы не соответствует современным украинским реалиям и требованиям. Это, отчасти, правда. “Требованиями” 30 лет назад было создание и поддержание мощнейшего научно-технического потенциала страны (заводам требовались инженеры и конструкторы, академии наук – физики-ядерщики и светила медицины), для чего был необходим высокий общий уровень образования и науки. Поэтому у школьников формировали комплексное системное научное мировоззрение, а у студентов – фундаментальный багаж знаний по избранной профессии. Превратившись в сырьевую банановую республику, требования закономерно свелись к умению считать на пальцах, пользоваться писькой и дефелировать в вышиванке, но с голым задом, требуя уважения от окружающего мира (идиотами невдомёк, что без штанов плохо получается насчёт уважения). Для этого физика, химия и прочая микробиология не нужны. Папуасам не нужны заводы и академии наук, им достаточно уметь обслуживать пальмы, принадлежащие белым колонизаторам. При этом дикарям позволяют пытаться – комично и нелепо, со снисходительной ухмылкой со стороны хозяев – имитировать большого белого человека. Отсюда, кстати, и такое фетешизированное, граничащее с маниакальным дебилизмом увлечение английским языком и надписями (в ущерб всем остальным языкам), хотя толку и от этого мало, ибо владеют они тем же английским на отвратительном уровне и хрен сдали бы экзамен по программе советской спецшколы с сочинениями по Шекспиру и стихотворениями Бернса наизусть. Но это не важно. Это – символ, кость в носу.
    2. Тупость. Откройте, друзья мои, сайты многих современных вузов, включая самые пафосные, и офигейте от того, специалистов по каким “специальностям” там готовят. Можете скачать несколько учебников по этим же специальностям, почитать и офигеть ещё больше. Менеджер. Мерчендайзер. Контент-аналитик ну и все в этом же духе. Объясняю, как это делается: а) главное – не содержание, а форма, поэтому – максимум громких иностранных слов, б) программа должна быть составлена приблизительно как нечто промежуточное между интернатом для умственно отсталых (набор разрозненных и очевидных каждому ежу фактов) и религиозной сектой типа Свидетелей Иеговы, в) побольше пафоса и опять-таки умных иностранных слов, а если вставить куда-нибудь слово “международный”, то вообще задача считай выполнена (недавно прочитал: “Специальность – международная экономика”. Что это за чушь?! Международная физика, мать вашу за ногу….), г) даже вышеописанный убогенький материал не требуем учить, дабы не перенапрячь и так более чем скромный мозг “элитных студентов”, а просим делать по нему “проекты” (кто не в курсе современных тенденций – обясню: проект – это причудливое соединение реферата, power-point презентации с ритуальным танцем с указкой у доски – знать содержание не надо, да его зачастую и нет). И все – открываем специальность и стрижем деньги с недалёких колхозных “элитариев” и их ровно таких же родителей. Таких факультетов сегодня – в каждом вузе половина, а частые шараги такие почти все без исключения, причём среди них попадаются не только “межпланетные академии”, расположенные в здании бывшего туалета или детского сада, а и вполне себе “лидеры рынка” (тьфу!), например Киево-Могилянская Академия. Последняя – вообще феерическое учреждение, бессмысленное и беспощадное, та же советская высшая партшкола (помните, была такая для персонажей с 3 классами образования типа Хрущева, у которых потребность в дипломе с пафосным названием есть, а мозга – нет) только в вышиванке.
    3. Ну… Халатность, разгильдяйство, очковтирательство и имитация – это вообще национальная традиция у нас в крови, так сказать. Само понятие “Потемкинская деревня” чай не где-нибудь возникло.

    Вот такая вот реформа, малята… Экземпляр(ка? ша? кыня?), который когда-то у академоков Павлова, Симашко и Бурденко не дорос бы даже до санитарки в морге, не так давно работал(а) (ха-ха, можно подумать, что кто-то из них вообще понимает смысл слова «работать») целым министром здравоохранения и даже книжку там какую-то нацарапал… А почему? А бо вона ж з Амэрики, а это у нас сегодня – существа высшего порядка, сверхлюди, как из романов Стругацких. И не важно, что их поступками и высказываниями можно иллюстрировать раздел учебника по психиатрии под заглавием «Клинические проявления дебильности и иных дефектов умственного развития». Вон Псаки послушайте… Или некоторых наших «профессоров» из министерства образования, по которым явственно понимаешь, что дурость – это не недостаток ума, а такая его разновидность.

    Р. S. Так, к слову… Почему в советское время мы экранизировали Конан Дойля и Гюго, Дюма и Джека Лондона, Достоевского и Толстого, а сейчас клепаем сериалы?… Все дело не в деньгах и даже не в зрителе. Не будет дебильных “Сватов”, придется дяде Степе с завода таки смотреть умные вещи…и смотрели, кстати. Дело в концепции. Сейчас кино и телевизор призваны развлекать, а тогда – окультуривать. В СССР практиковался именно этот подход – своего рода “культурничества” – привитие победившему классу недалёких пролетариев утонченных вкусов и знаний уничтоженных высших сословий. Как римляне впитывали более высокую культуру физически покоренной античной Греции. Но в отличие от римских патрициев, читать Гомера и воспитывать в себе аристократические вкусы побуждалось все общество в целом. И абсолютно правильно делали. Ибо культура – это одна из тех вещей, которые следует насаждать даже силой. В результате сегодняшний слесарь-пенсионер за 60, как правило, знает, кто и почему сказал фразу “Париж стоит мессы”, кто такой Буцефал, прочтет наизусть “Погиб поэт, невольник чести” и в курсе, что написал Бетховен. А продвинутый современный “креативный менеджер” про Бетховена ни в зуб ногой кроме того, что это, вроде бы, была собака, которая кажись сочиняла рингтоны для мобильных телефонов. Как говориться, почувствуете разницу в подходах и в результате. А вы говорите, развитие общества… Массовое превращение в необразованных дураков не является “развитием”, равно как лысина не является разновидностью прически.

     

    ▼▼▼▼
    Мы в социальных сетях:
    Facebook: https://www.facebook.com/tvkrt/
    Twitter: https://twitter.com/tvkrt
    Telegram: https://t.me/tvkrt
    Instagram: https://www.instagram.com/tvkrt/

    Читать дальше

    ВЕРСИИ АЛЕКСЕЯ КУТЕПОВА

    Техасская народная республика – Международная панорама

    Братья Пономаренко: Украина + Россия

    В тренде